1. Об учреждении
  2. Новости
  3. Интервью с главным врачом Русланом Зуковым

Интервью с главным врачом Русланом Зуковым

Главный врач краевого онкодиспасера Руслан Зуков ответил на самые актуальные вопросы о состоянии онкологической помощи в Красноярском крае. 
– Руслан Александрович, как в целом обстоят дела с онкозаболеваниями в нашем регионе?
– В 2021 году в Красноярском крае было диагностировано чуть меньше 13 тысяч случаев онкозаболеваний. Это больше, чем в 2020 году, но надо понимать, что 2020-2021 годы были не простыми. В период пандемии, к сожалению, диспансеризация пациентов и плановые приемы были сокращены, поэтому выявляемость заболеваний снизилась. Это не очень хороший показатель, но тем не менее в 2022 году мы планируем выйти на доковидный уровень диагностики онкозаболеваний.
– Почему снижение онкологической заболеваемости – это плохой показатель?
– Уровень заболеваемости напрямую связан с выявляемостью злокачественных новообразований, в том числе на ранних стадиях. В высоко развитых странах уровень онкозаболеваемости стабильно высокий, это обусловлено хорошим уровнем развития медицины и широким охватом населения профилактическими обследованиями, следовательно, чем больше людей будет обследовано во время профилактических осмотров и диспансеризации, тем больше случаев онкозаболеваний будет выявлено.
– То есть если мы говорим о снижении заболеваемости, это значит, что были упущены случаи на ранней стадии?
– Совершенно верно. Это те стадии, когда чаще всего нет никаких симптомов, и заболевание выявляется при плановых обследованиях во время диспансеризации.
– Вы сказали, что COVID-19 повлиял на ситуацию с онкологией, удалось ли сейчас выйти на доковидную ситуацию в плане оказания онкопомощи?
– Если говорить о диспансеризации, то сейчас мы наращиваем темпы и делаем акцент на этом, потому что нам необходимо наверстать то, что было упущено в пандемию.
– Какие онкозаболевания наиболее распространены в Красноярском крае?
– В целом, структура онкозаболеваний в крае не отличается от общероссийской и мировой. Здесь мы не имеем каких-либо региональных особенностей. На первом месте в регионе рак молочной железы, на втором – рак легкого, далее – рак предстательной железы и рак ободочной кишки, это пять основных онкозаболеваний, которые встречаются в нашем крае.
– В онкодиспансер человек попадает с уже поставленным диагнозом. Как и где рак выявляется на ранней стадии, если нет симптомов? 
– Речь идет о первичной сети здравоохранения, об обследовании у терапевта по месту жительства, профилактических осмотрах, диспансеризации – это основные инструменты во всем мире для выявления онкологии на первой и второй стадиях опухолевого процесса.
– Многие относятся к диспансеризации легкомысленно и с недоверием, это проблема?
– Конечно проблема. На ранних стадиях рак не имеет симптомов, человек чувствует себя абсолютно здоровым, но это мнимое благополучие, эти программы обследований существуют не зря, проходить обследования важно и нужно.
– Как часто необходимо обследоваться?
– Частота диспансеризации зависит от возраста. Если человек старше 40 лет и у него есть хронические заболевания, нужно проходить обследования ежегодно, а профосмотр проводится раз в три года в зависимости от года рождения в поликлинике по месту жительства.
– А если человек хочет провериться сам, какие обследования необходимо пройти?
– Нет единного «рецепта» для всех, каждый человек индивидуален, у каждого свои хронические заболевания, свои особенности, поэтому врач первоначально собирает анамнез, заполняет анкету, в которой указываются факторы риска, вредные привычки, перенесенные заболевания и в зависимости от этого выбирается программа обследования.
– Зависит ли заболеваемость онкологией от возраста?
– У нас есть и совсем молодые пациенты, но, конечно, чем старше человек, тем выше вероятность развития онкозаболеваний.
– Действуют ли в крае какие-то программы, нацпроекты, направленные на борьбу с онкозаболеваниями?
– На территории России и в Красноярском крае в частности реализуется нацпроект «Здравоохранение» и наша региональная программа по борьбе с онкологией. Она предполагает достижение целевых показателей, которые устанавливаются каждому региону с учетом его особенностей. Это своеобразная «дорожная карта», которая должна выполняться специалистами, она содержит показатели выявляемости на ранних стадиях, показатели запущенности, пятилетней выживаемости, смертности. В зависимости от того, какая динамика заложена в эти показатели, мы видим, соответствуют ли темпы целям нацпроекта. На сегодняшний день край выполняет пять основных показателей, не без труда, но мы их достигаем.
– С чем связаны эти трудности?
– Факторов много, в основном, как мы уже сказали, это пандемия, наша работа напрямую зависит от первичного звена, где выявляются онкозаболевания, откуда пациентов направляют к нам. А как мы знаем, в период пандемии почти все усилия первичного звена были направлены на борьбу с ковидом.
– Если сейчас первичное звено заработало в полную мощность, справится ли онкодиспансер с потоком пациентов?
– Справимся. Наша поликлиника ежегодно выполняет около 160 тысяч посещений, это большой показатель. Кроме того, сеть учреждений, которые оказывают онкопомощь населению края, разрастается, у нас есть центры амбулаторной онкологической помощи в городах и районах края.
– В чем цель таких центров? 
– Центры амбулаторной онкологической помощи организуются на базе многопрофильных поликлиник и больниц, где есть все необходимые специалисты, лаборатории, оборудование, что позволяет провести необходимый объем обследований. Это удобно прежде всего самим пациентам, они могут пройти обследования рядом с домом, а если это необходимо, получить направление в окнодиспансер для хирургического лечения или лучевой терапии. Ковид научил нас активно использовать возможности телемедицины, доктор из центра амбулаторной онкопомощи может оперативно отправить документы в диспансер. В центрах работают такие же онкологи, как и в краевом онкодиспансере, по сути ЦАОП – это филиалы онкодиспансера в районах, позволяющие пациентам проходить обследования, не выезжая в Красноярск.
– Сколько операций проводится в онкодиспансере?
– Ежедневно порядка 30 операций, 150-170 операций в неделю, за год – около 7700 операций.
– Ковид повлиял и на этот показатель?
– Не очень сильно. Несущественное снижение было в 2020 году, но мы ни на один день не останавливали оказание плановой помощи онкопациентам, более того, на базе одного из корпусов функционировал собственный инфекционный госпиталь, где получали лечение не только наши пациенты, но и поступающие на долечивание из других инфекционных госпиталей.
– Когда откроется новый корпус онкологического диспансера?
– Мы планируем запустить его в работу осенью этого года. Это палатный восьмиэтажный корпус, основная задача которого – улучшить условия пребывания пациентов, туда переедут отделения, которые сейчас функционируют в приспособленном панельном здании. Новый корпус хорош не только снаружи, там прекрасные комфортные условия для пациентов и врачей.
– Какова ситуация с лекарственным обеспечением на фоне всех глобальных событий?
– Существенных перебоев пока не было, есть запас препаратов как минимум на 3-6 месяцев, поэтому на сегодняшний день дефектуры нет, основные лекарственные препараты – иммуноонкологические, химиотерапевтические, таргетные и препараты для гормонотерапии – закуплены и продолжают закупаться благодаря решению об опережающем финансировании для приобретения лекарственных препаратов и расходных материалов.
– В завершении беседы скажите, рак – это приговор?
– Ни в коем случае. Главное внимательно относиться к себе и своему здоровью, раннее выявление дает больше возможностей для благополучного исхода лечения, у нас большой перечень эффективных методов.
– От настроя пациента что-то зависит?
– Безусловно. Когда пациент настроен на выздоровление и верит в него, лечение проходит эффективнее.

Июль 8, 2022 Просмотров: 443